История

Литература

Kультурный туризм

Кинематография/Театр

Изобразительное искусство





| Главная | О проекте | Содержание | Книга отзывов и обратная связь |
 



Н.И. Хитрова. Черногория в национально-освободительном движении на Балканах и русско-черногорские отношения в 50-70 годах XIX века. М.: Наука, 1979. – 336 с. – С. 148-151.


Н.И. Хитрова
Русско-черногорские связи в ЗО-50-х годах XIX в.

 

       В начале XIX в. среди русского общества наблюдалось усиле­ние интереса к жизни и быту черногорского народа, к его ге­роической многовековой борьбе против османских поработите­лей. Беззаветная храбрость черногорцев, проявленная в этой борьбе, их патриотизм вызывали восхищение в России.

       Первым важным трудом на русском языке о Черногории и героизме черногорского народа являются изданные в 1818 г. «Записки морского офицера». Автор записок В. Броневский - русский моряк, принимал участие в Средиземноморской экспе­диции. По распоряжению адмирала Д. Н. Сенявина он посетил Черногорию, где при первом же знакомстве с черногорца­ми был пленен их храбростью. Броневский отзывался с восхище­нием об их боевых качествах: патриотизме, неустрашимости, отваге, выносливости и находчивости. В «Записках» рассказы­валось о любви и привязанности черногорцев к России, об их дружбе с русскими. Во время совместных боев против наполео­новской агрессии в Далмации (1806 г.) черногорцы и русские приходили друг другу на выручку. Черногорские воины выно­сили на плечах с поля сражения раненых русских солдат и офи­церов. «Офицеры наши, - писал Броневский, - будучи всегда впереди, показали себя достойными сподвижниками Суворова. Черногорцы соревновали нашим солдатам... Русский штык и дерзость черногорцев всюду торжествовали».

       В 1818 г. были изданы также «Воспоминания на флоте» Г. Свиньина, в которых также нашло отражение боевое содру­жество русских и черногорцев в Далмации. Автор этой книги служил под командованием адмирала Сенявина и являлся оче­видцем описываемых событий. Подобно автору «Записок мор­ского офицера», Свиньин восхищался доблестью и храбростью черногорцев в борьбе против наполеоновских войск, описывал, как черногорцы вместе с русскими солдатами смело бросались на вражеские орудия, вносили в ряды неприятеля смятение и страх, обращали его в бегство. Кроме описания сраже­ний, в книге приводятся краткие сведения о быте черногорцев и занятиях населения.

       В 1835 г. в России зародилось научное славяноведение; в уни­верситетах были учреждены соответствующие кафедры. Эта мера содействовала более быстрому распространению в стране трудов славянских авторов, а также сведений о славянских народах, их науке и литературе. Русские ученые и общественные деятели, посетившие Черногорию, после возвращения на родину выступали с произведениями, в которых делились своими впе­чатлениями, полученными во время путешествия. В России ста­ло издаваться много публицистических, литературных и науч­ных работ об этой замечательной стране и ее народе.

       Большой интерес в России вызывал сербский эпос, в кото­ром значительное место занимали черногорские народные песни. В 1832~1835 гг. по мотивам сербского эпоса А. С. Пушкин написал несколько стихотворений. Глубокой симпатией к храб­рому черногорскому народу проникнуто его стихотворение «Бо­напарт и черногорцы» (напечатано в 1835 г.), в котором он воспел героическую борьбу черногорцев против наполеоновских войск в Далмации в 1806 г.

       Черногория с ее героической историей и спецификой народ­ного быта все более привлекала русских ученых. Доктор юриди­ческих наук Александр Райц, посетив в мае 1832 г. Черногорию, обратил внимание русских официальных кругов на незауряд­ность Негоша как поэта и политического деятеля .

       Укрепление политических отношений России с Черногорией в 30-х годах XIX в. способствовало развитию культурных свя­зей. Во время пребывания в России Негоша (1833 г.) про­изошло его знакомство с научной общественностью столицы, не­смотря на то, что молодой правитель основное время находился в окружении сановного Петербурга. Его политическим настав­ником был кн. А. Н. Голицын, а в его отсутствие – директор Азиатского. департамента Министерства иностранных дел К. К. Родофиникин И С. Д. Нечаев. Н. И. Греч - редактор «Се­верной пчелы» и «Сына отечества» - ввел будущего поэта в пе­тербургское общество. В частных домах, где довелось побывать Негошу, он знакомил русскую публику с сербскими народными песнями . Об этом Негош писал Вуку Караджичу, добавив, что «наслаждается дивным видом и прекрасными зданиями Петербурга», одной из красивейших европейских столиц. При вторичном посещении Петербурга Негош подписался на журнал «Библиотека для чтения» для того, чтобы, как он сам указывал, «имети сведения о современной русской литературе» 315.

       На рубеже 30-40-х годов XIX в. значительную роль в ук­реплении русско-черногорских отношений сыграл полковник Я. Н. Озерецковский, находившийся в то время на службе в российском посольстве в Вене. Царское правительство направи­ ло его в 1837 г. со специальной миссией в Черногорию 316. Это был талантливый офицер, пользовавшийся популярностью сре­ ди образованной публики Петербурга, которой нравились его небольшие и остроумные очерки о разных краях России, где­ ему удалось побывать во время военных походов. Озерецков­ский сумел завоевать расположение митрополита Петра II и воз­вратился в Россию, плененный Черногорией и ее народом. В Пе­тербурге он стал добиваться, чтобы русское правительство ока­зывало всестороннее покровительство Черногории и чтобы Не­гош как правитель имел полное доверие и поддержку. Миссия Озерецковского во многом способствовала тому, что после 1837 г. петербургский кабинет, учитывая роль Черногории в: Восточном вопросе, считал необходимым всегда учитывать ин­тересы этого фактически независимого государства на Балка­нах .

       В 1838 г. по просьбе митрополита Петра II в Черногории занимался геологической разведкой русский горный инженер, писатель и дипломат Е. П. Ковалевский, о миссиях которого уже рассказывалось ранее. Он объездил значительную часть. страны. Труднодоступные горы, бездорожье, постоянная угроза турецких набегов затрудняли проведение геологических изысканий. Передвигаться приходилось большей частью пешком по горным тропам и только в некоторых местах можно было ехать, верхом на лошади или плыть в лодке. Во время австро-чер­ногорского конфликта Ковалевский участвовал вместе с черно­горцами в схватках с австрийскими отрядами. Он встречался со многими черногорцами, наблюдал их жизнь и обычаи. За время путешествия у него накопился обширный фактический материал, который Ковалевский изложил в книге «Четыре ме­сяца в Черногории».

       На основании знакомства с архивными материалами, хра­нившимися в Цетинском монастыре, Ковалевский составил исторический обзор Черногории и написал ее геологический очерк, приложив к нему впервые составленную топографическую карту страны. Основное место в книге было уделено борьбе черногорцев за независимость. С особой теплотой он отзывался о му­жестве, воинской доблести, патриотизме и благородных качест­вах черногорского народа, а также о его любви к России и русскому народу. ,

       В 40-х годах XIX в. Черногорию посетили русские слависты П. И. Прейс, И. И. Срезневский, Ф. В. Чижов, А.. Н. Попон и другие ученые, занимавшиеся изучением славянских языков и народного эпоса. Срезневский совершил в 1841 г. путешествие по Черногории, откуда он отправлял интересные письма матери. Русский ученый отправился из Цетинье в Котор в обществе Негоша и Прейса. Они побывали в доме, где родился поэт. Самое большое впечатление в Черногории на Срезневского про­извел сам Негош: «Гигант[ского] роста, красавец, молодой... очень обходителен, умен в разговоре». В другом письме к ма­тери Срезневский снова повторял свой восторженный отзыв о митрополите, заявляя; что во всех словах Негоша «видна лю­бовь к народу, так же как в обращении - черногорская про­стота». Негош покорил и Чижова, который сказал о нем, что «он одним видом и осанкою вливает уже к себе невольное уважение». После возвращения из путешествия Чижов познакомил русских читателей со своими впечатлениями о пребывании в Черногории и беседах с черногорским правителем, со­общив, что тот в разговоре с ним «часто изъявлял желание, чтоб кто-нибудь из русских пожил в Черногории и написал бы историю этого независимого славянского государства» .

       С 40-х годов XIX в. стали доходить до России произведе­ния черногорских писателей, литературные альманахи и раз­личные периодические издания. Среди них были поэтические произведения Негоша, в том числе поэмы «Степан Малый» и «Горный венец» .

       В 1847 г. вышла в свет книга о Черногории русского исто­ рика А. Н. Попова 322, который, как мы уже знаем, опублико­вал в ней первый черногорский Законник и завещание митро­полита Петра I . В книге дано географическое описание Чер­ногории и ее краткий исторический очерк, значительное место отведено героической борьбе черногорцев против турок. Автор использовал отрывки из народных песен, прославляющих героев освободительной борьбы и воспевающих одержанные победы.

       Книга Попова имеет особую ценность в связи с тем, что он побывал в Черногории в период укрепления в ней государствен­ности, когда в стране вводились первые писаные законы, при­званные заменить кровную месть и самосуд общегосударствен­ными юридическими нормами…